Индия, часть четвертая. Варкала – Кумили – ашрамы.

Несомненно, язык, в том числе его письменное начертание, отражает в какой-то степени дух и менталитет самого народа.
Вот, например, графика букв языка северной Индии – хинди, и языка индусов южного штата Керала – малаялам.


Хинди.
Четкие линии, каллиграфическое письмо.


Малаялам.

Головастики – они и есть головастики :-) Красивые буквы, но когда видишь их, сложенные в слова, абзацы и тексты, возникает ощущение, что они сейчас расползутся отдыхать и греться на солнышке.

Неторопливость – это определение сполна подходит для большинства местных. Куда торопиться? Ведь если лежать под банановой пальмой достаточно долго, когда-нибудь банан точно свалится тебе в рот.

А вот учить английский не обязательно – можно объясниться на пальцах, причем когда тебе двадцать минут пытаются объяснить, что хотят купить молоко, произнося злосчастное слово “милк” на все лады, это даже прикольно. Пусть белым отольются наши слезы под английской пятой!

Знать родной город, где работаешь таксистом, тоже не обязательно – туристы сами должны знать, на каком повороте поворачивать, и не волнует. Можно еще попробовать высадить туриста в паре случайных мест, доказывая, что мы приехали, сэр, да что вы, сэр, этот тот самый поворот, сэр. Нет? Ну, раз ты такой умный, то сам и веди.

Впрочем, это всё больше в туристических центрах. А в настоящей Индии, которая начинается за пределами разрекламированной Варкалы…

Настоящая южная Индия – это буйство красок, тропической природы, сочных фруктов, убогих лачуг и цветных коттеджей. Многоквартирных домов здесь очень мало. Везде – частные домики, сады, мотоциклы, машины и рикши, дьявольски шумные улицы, и люди, люди, сотни тысяч людей. И – адская жара, постоянная спутница этого края.

Однако, этот штат – и довольно богатый, один из наиболее благоустроенных в Индии.
Если не замечать мусора, калек и бедняков в набедренных повязках, мутно смотрящих на тебя из-под огромной вязанки хвороста, взваленной на голову, его коттеджную часть даже можно назвать “респектабельной”.

Это наш сад. В него мы попадаем, выходя из дома, в нем поливаем друг друга из шланга с водой жаркими вечерами, а на веранде – обедаем. В эти мгновения остро чувствуешь, как же этого будет не хватать в каменных джунглях почти лишенных растительности и жизни западных городов.

Из Варкалы мы совершили путешествие в Кумили, горный городок, весь в чайных и кофейных плантациях, а также полях со специями, рядом с которой находится заповедник Перияр, о котором – отдельный рассказ. Ну а сам Кумили запомнился обилием встреч с интересными европейцами, умилительными обезьяньими семействами, и еще первым знакомством со слонами.

Слоны обитают в этом городе в специальном слоновьем питомнике, где они съедают и выпивают ежедневно аж по 250 килограмм листьев и воды соответственно. Это по словам проводника. Но, судя по тому, что лес в питомнике напоминает минное поле, едят они точно много.
На них можно покататься, а еще помыть его. А потом слон (в нашем случае – слониха) в свою очередь обливает тебя водой. А потом слон в качестве демонстрации носит бревна под руководством своего бессменного дрессировщика и повелителя (вообще-то их двое, слономастеров, на каждого слона). Вот только жалко их было, этих слонов, до того жаль, что даже не получалось получать удовольствие от катания.

А еще ужасно порадовали индийские дети. Едешь ты себе в автобусе четыре часа по горным дорогам, укачало и тошнит, спасает только долгожданная горная прохлада и свежий ветер, дующий прямо в высунутую из окна (хотел написать “открытого”, но иначе и быть не может, ведь стекол на окнах в автобусах нет) посеревшую физиономию. И тут – другой автобус, школьный, набитый под завязку индийскими детишками. И эти детишки, завидя тебя, все как один улыбаются во все свои три с лишним десятка белоснежных зубов, кричат, машут тебе, смеются. Поднимается настроение и укачивает уже не так сильно. Поневоле улыбаешься.

Дети в Индии вообще удивительные.

Кумили запомнился также чайными и кофейными плантациями (кофе растет буквально везде: и робуста, и арабика), фермой с разнообразными растениями, и специями, и употребляемыми в аюрведической медицине травами, и многим другим, а еще экскурсией на чайную фабрику. На самой фабрике фотографировать нельзя, зато финальная дегустация запечатлена на фото. Индийский чай – откровенно низкого качества. Но посмотреть процесс интересно, а густой травянистый запах горячего чайного порошка, который измельчается в огромной турбине, опьяняет.

Керала – штат, где очень сильна индийская коммунистическая партия. Название этой партии – DYFI – налеплено на каждом втором столбе. Часто ему сопутствует портрет Че Гевары, а также красный флаг с серпом и молотом. Много чужой символики, и ни капли чужого опыта – как обычно и бывает. Мы попали на два дня забастовки. Ничего не работало по всей стране, кроме государственных учреждений да маленьких лавочек. Ни рикш, ни магазинов, ни кафе. Неизбежные толпы слоняющихся без дела индусов и туристов мы практически не видели, потому что провели эти дни в лесу.

Переезжать из одного города в другой приходится на поездах. Поезда в Индии оставляют неизгладимые впечатления. Впрочем, это все европейский снобизм, поезда как поезда. Просто самый высокий класс (не считая очень дорогого первого класса, который есть далеко не везде) – это примерно как наш плацкарт. Уберите кондиционеры и добавьте древние вентиляторы, налепленные на потолке. Потом добавьте постоянно проходящих мимо тебя продавцов масала-чая (монотонное: чаиии, чаиии!), жару и индусов вокруг, и будет второй класс. Обычный же класс, в котором едет подавляющее большинство – это толпы народу и жуткий запах. Однако, и тут ни у кого нет агрессии, хотя, казалось бы, здесь ей самое место… Но нет, все спокойны, а по зажимающим носы пальцам можно опознать туристов вернее, чем по цвету кожи.

Другое понятие о мужской дружбе…

Вообще, к слову говоря, индусы лишены множества западных дурных привычек. При этом, у них полно собственных, но все-таки страна еще не “развилась” до такого же изобилия.
Едят рядовые индийские граждане так же быстро и неправильно, глотают не жуя. А поскольку едят они в основном рис с добавками и делают это руками, то еще и согнувшись в три погибели.
Зато курят и пьют они значительно меньше.
А еще у них нет заразных болезней нашего общества – таких, как демонстративный цинизм, агрессивный эгоцентризм и возведенная в ранг добродетели ксенофобия.

Просто улица:

Индусы очень любят праздники. Что ни неделя, то обязательно по улицам этого или соседнего города пройдет какой-нибудь фестиваль, со слонами, барабанщиками, трубачами и разодетыми под богов и героев актерами.

На один из крупных фестивалей в городке неподалеку нам посчастливилось попасть. Все пестрое, яркое, повсюду жуткий шум и гам, запах специй, еды и слоновьих какашек. Идут ряженые, едут грузовики, на которых установлены движущиеся механические куклы, бесхитростно исполняющие сценки из Махабхараты и индийских легенд.

На балконах толпятся зрители…

А это фестиваль только готовится. Будущие его декорации повернулись к нам самым колоритными своим местом.

Храм.

Еще одна улица.

Мы были в двух ашрамах. Первый – в небольшом доме, где живет брахман-шиваит, местный святой, со своим учением и последователями (в том числе из России). Благодаря знакомству, мы смогли остановиться у него. Его жена вкусно накормила нас, а сам брахман провел для нас пуджу – религиозный ритуал. Такое зрелище – редкость для европейцев.

Стены помещения с алтарем расписаны красивыми картинами. Между прочим, русской художницей.

ОМ.

Хануман тащит холм.

Ганеша.

Шива с Парвати.

Алтарь.

Церемония чем-то напомнила мне шаманские ритуалы. Впрочем, вероятно, корень примерно один.

А это – уже другое место, “Амма – ашрам”. Ашрам занимает три высотки и наполнен людьми под завязку, в нем одновременно живут тысячи паломников, половина из которых – европейского вида. Амма – в переводе “мать” – полная женщина, которая прославилась своей материнской любовью ко всем людям, а также тем, что вот уже несколько десятилетий она обнимает желающих. После ее объятий некоторым открываются новые истины, выходят комплексы и снимаются зажимы, и так далее.
Неудивительно, что там столько народу. Каждому хочется, чтобы его любили и обнимали. Почти каждый сознательно или неосознанно хочет материнской любви. Поэтому с точки зрения маркетинга это решение – безупречно, хотя это вовсе не значит, что ашрам создавался с корыстными целями. Просто – удачно совпало.

Красивый вид с бог знает какого этажа высотки.

Снова в Варкале.

От Индии устаешь. От жары, шума, перенаселенности, индийского английского, чужих лиц и языка вокруг. Хочется наличия тротуаров у дорог. Скучаешь по паркам. Не хватает широких улиц, простора и прохлады. Как и всегда, Индия в высшей степени контрастна, она заставляет и ждать отъезда, и считать дни и месяцы до следующего приезда. Заставляет любить себя, но в то же время дает множество поводов для стеба и подтрунивания над собой.

Она просто такая, какая есть, не зависящая ни от кого, не постаревшая и за многие тысячи лет.
Индия есть Индия.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>