Про великий ответ

Пожалуй, проблема смысла всего того, что мы делаем, стоит в большей или меньшей степени перед каждым человеком. Как единственное разумное существо на земле (исключая, возможно, китообразных и гипотетические, совершенно не человеческие коллективные разумы насекомых), человек – единственный, кому необходимо видеть смысл в своей деятельности и своём существовании. Тот, кто ощущает отсутствие всякого смысла, рано или поздно впадает в депрессию. Отсюда энциклопедические кризисы различных возрастов.

Как это решается? Обычно – забвением. Чтобы было проще забыть об отсутствии смысла собственного существования, есть множество помощников: вредные привычки, жизнь завтрашним днём (немного потерпеть и…), показной нигилизм (который не помогает наедине с собой, поэтому многие одиночества очень боятся).

Есть также “комфортные” смыслы жизни.

Первый и основной я бы назвал “Родовым”, его достаточно легко (технически) найти в детях. Смысл неплохой, безусловно, надо же нам как-то размножаться. Природа этот смысл одобряет, общество поощряет. Смысл жизни, найденный в детях, имеет своего рода огромную жертвенность (я для тебя половину своей жизни кладу на алтарь…) и потрясающую эгоистичность (…так смотри, маленькая дрянь, не обмани мои ожидания!).

Такой смысл жизни в масштабе нескольких поколений напоминает эстафету – держи гены, передай дальше, а я пойду на покой. Что не удалось родителям – должно удасться детям, а нет – не беда, есть дальнейшая череда поколений, кто-нибудь да успеет.

Другой смысл – религиозный. Он комфортен вдвойне, потому что даёт сразу много плюшек. Бессмертие души, воздаяние за совершённые действия – уже немало, а кроме того, многие религии имеют свои социальные институты, в которых человек чувствует себя комфортно, защищённо, не одиноко. Есть батюшки, в каждой вере зовущиеся по-своему, но везде они выполняют роль психолога: наставляют, успокаивают волнующихся, убеждают сомневающихся. Дают ответы на самые острые, неуютные вопросы. Принимают на себя тяжкую ношу ответственности, облегчая души верующих.

Есть коллектив, где ты – свой, где тебе рады. В православной церкви, например, это развито меньше, а вот в западных странах в церковь не просто приходят, к ней принадлежат. Один и тот же круг людей, верящих в одно и то же, придерживающихся одних традиций, имеющих одни сомнения. Конечно, эффект группового поля успокаивает.

Христианство тут – отнюдь не единственный пример. Вообще, в мире есть не только четыре-пять основных религий, существует множество других, более и менее распространённых, благостных и не очень, мирных и воинственных. Но, если отрешиться от мистических идей, все преследуют одну цель: сплотить, успокоить, поддержать, наставить на путь истинный, научить правильному способу жизни.

Христианство, кстати, в этом плане удивительно. Оно зародилось как религия сильных духом, не боящихся мнения большинства, способных методично выходить из зоны комфорта. Выродилась же она, как это часто бывает, в отдушину для слабых волей, больных духом, бабулек, увечных и разного рода негодяев (индульгенции, идея “затирания” любого греха усердной молитвой).

Есть и просветлённые святые отцы, и старцы-схимники, и осознанно верующие прихожане. Но против статистики не попрёшь, как говорится.

Про смыслы бизнеса, материальных ценностей, домов и машин, власти – говорить нечего. Это почти то же самое, что и забвение: гордыня, чувство собственного превосходства, красивые вещи и раболепные люди могут временно избавить от депрессии. Чтобы действие этой таблетки не прекращалось, вещей нужно всё больше и больше, они становятся самоцелью и ведут прямой дорогой, ведущей вниз.

Однако, это не значит, что всем нужно становиться коммунистами (кстати, чрезмерная заинтересованность политикой – ещё один вид забвения) либо счастливо бегать голышом в лесу вокруг костра. Тот же бизнес, когда не является самоцелью, подчас становится на службу обществу, а работа на благо общества (конкретного социума, города, страны, человечества) уже не относится к “комфортным” смыслам. Прежде всего потому, что не даёт простых и готовых решений, предоставляя человеку искать их самому. Потому, что подразумевает реальные действия, а не утешает и не подтирает сопли.

Есть смыслы, заключающиеся в том, чтобы делать мир лучше, причём они могут лежать в любой плоскости – от политики и благотворительности до преподавания в школе. Есть смыслы, направленные на саморазвитие и творчество. Есть смыслы мистические (благо, теорий, школ и практик полно), чувственные (настоящая любовь поосмысленнее иных смыслов), спортивные (от покорения вершин до собственного совершенства как самоцели) и многие другие.

Смысл в том, что смысла нет. Какого-то определённого, заданного, внушённого нам насильно и без возможности выбора. Жизнь прекрасна тем, что предлагает множество смыслов на выбор, раздаёт их, как конфеты. Все по-своему прекрасны, все вкусны и неповторимы, у каждого яркая обёртка, но, чтобы завоевать свой смысл, нужна внутренняя сила и способность каждый день подниматься над собой.
Ведь ещё Энштейн писал, что никакая проблема не может быть решена на том же уровне, на котором она возникла – а значит, приходится лезть всё выше.

42.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>