Франция – Германия. Похожесть и противоречие. Много букв и фотографий.

Границы. Пропускные пункты всё ещё стоят между европейскими странами – полуразрушенные, ненужные. Их проезжаешь на полной скорости… Пожалуй, именно их присутствие даёт такое сильное ощущение свободы от них же. Утром ты в Чехии, днем в Германии, а утром следующего дня дорожные знаки уже на французском… Хочется стать гражданином мира и не замечать границ вовсе…

Дороги! – половина, а то и больше нашего путешествия прошло на трассе. Иногда похожие, иногда резко меняющиеся – порой только качество дорог показывает, что ты въехал из одной страны в другую. Прекрасные и бесплатные в Германии, столь же хорошие, но уже с ограничением скорости и огромным – огромным! – количеством платных участков во Франции, на которых можно разориться… Значительно хуже в Бельгии и снова отличные в Нидерландах, о въезде в которые говорит лишь синий дорожный знак где-то на обочине.

В Германии, возле Штутгарта, на трассе мы видели тяжёлое ДТП, а вернее, его последствия – машина перевернулась и вылетела на всей скорости за бетонное ограждение.

Перед местом происшествия встала длинная пробка. Затем начали проноситься машины спасателей – много, штук 5-7. Каждую машину водители, стоящие на дороге, пропускали, раздаваясь в стороны, а затем снова съезжаясь. Затем пролетел спасательный вертолёт. Затем еще один вертолёт – прессы. Слаженность работы спасательных служб и понимание водителей произвели очень положительное впечатление.

Странно было видеть свою машину на фото на немецком новостном сайте. Хотя повод не очень весёлый, что ни говори.

Мюнхен – место встречи с друзьями и родными :-) Кто бы мог подумать, что этот город окажется ещё одним перекрёстком дорог.

Город очень красивый. Баварцы очень гордятся тем, что они баварцы, и смешно негодуют по поводу приезжих из других областей, особенно из Восточной Германии.

Восточники ищут здесь работу, так как здесь платят больше – затянувшееся последствие соц. режима в ГДР. Ну а прочие просто приносят свою культуру, и выражается это в приветствии! Вместо того, чтобы говорить, как нормальные баварские парни, «Сервус», они (тут баварец искривляет губы, будто ему сложно это выговорить) говорят «Чуус», что означает такой же привет, но совершенно не по-баварски, а по-верхнегермански. В общем, кошмар, кошмар.

Часы эти были сделаны когда-то в Средние века, и до сих пор два раза в день в них совершается целое полностью механическое представление – выезжают а турнир рыцари, один из которых побеждает другого, пляшут танцоры…

Попробовать это пиво стоило. Оно действительно очень вкусное. А солёные булки-брецели – символ этого региона.

Мне не перестаёт нравится сочетание старинного и современного в Европе.

Возможно найти 95-й бензин во Франции, но совершенно невозможно в Германии, если только не знаешь заранее, что искать. Супер, супер-плюс, супер-е5 и еще какие-то суперы, словно это не бензин, а упаковки с йогуртом. Заправки на каждом шагу в славянских странах – Польше, Чехии, Словакии, но значительно реже они встречаются в Западной Европе. Зато мест для отдыха, «карманов», парковок здесь значительно больше.

В Германии на трассе повсюду фаст-фудные закусочные с ограниченным интернетом. Зато с прекрасным сервисом и дефибрилляторами на стенах. В закусочных этих одно мясо, а те овощи, что есть – все с огромным количеством масла, жира, соли. Эх, нужная вещь дефибрилляторы с такой диетой!

____

Но Франция, Франция! Это совсем другое. Здесь радуется сердце – начиная с первого дорожного знака на французском всё меняется…

Когда въезжаешь в неё из такой правильной, спокойной, но странно чужой Германии,ощущение, будто вернулся домой. Наверное, для человека, первый раз приехавшего в Европу, скажем, из стран СНГ, внешне отличия практически не будет: похожие симпатичные городки с церквями или замками, та же самая природа, поля, ветряки и плантации солнечных батарей. Да, с одной стороны, в маленькой, густо населенной Европе нет природы действительно дикой и неукрощённой (кроме юга и кроме севера), как на российских безбрежных просторах. С другой стороны, землю свою здесь любят и заботятся о ней. Как-то раз городе, совершая вечернюю пробежку, мы видели целую тучу кроликов, удирающих от нас во всю прыть :-)

Хочется, чтобы к прекрасной русской природе перестали относиться потребительски и берегли её хотя бы вполовину так, как здесь…

___

Сложно описать разницу между Германией и Францией. Пожалуй, Германия для меня – то, что я успел в ней повидать: в Мюнхене, в предместьях Гамбурга, на окраинах Штутгарта, в дороге. А именно: хорошее пиво, брецели, огромное количество вредной еды, пасторальные спокойные деревеньки с садами у каждого дома, гей-парады и атмосфера всеобщей толерантности, бюргерский консерватизм, щедрость и добродушность, «бюргерское» же звучание немецкого языка, толстые тётки с выражением благочинности на лице, порядок во всём, огромные скорости и идеальное покрытие на автобанах…

После этого всего Франция – как младшая, более юная и яркая сестра. Искренне жаль, когда судят о Франции по Парижу, на выходные в него слетав, сходив в ресторан и постояв в очереди на Эйфелеву башню. Никакая это не Франция, а наполовину Африка, наполовину рафинированный рай для богатых туристов, которые хотят за свои деньги окунуться в атмосферу «романтического Парижа» с вышколенными гарсонами и банальными достопримечательностями.

Нет, Франция – это Пикардия, Луара, Бретань, Нормандия и все прочие самобытные и во многом непохожие друг на друга регионы, люди, города, городки и деревни, леса и бесконечные поля, и составляющие эту страну.

Например, Ля Гасийи – город, мэр которого – Ив Роше, наследник всемирно известной компании. Компания вложила много денег в развитие города, и особенно способствует мастерам, занимающимся ручным изготовлением различных вещей, от кондитерских изделий до деревянных игрушек. Поэтому город, помимо цветов, наполнен магазинами и мастерскими этих «артизан», которые сами же и стоят за прилавками.

Для прогулок здесь настоящий рай!

Чего здесь еще много – это улыбок, что тоже не может не радовать.

Типично бретонский пейзаж.

Местная фото-выставка на открытом воздухе.

Между прочим, старая Москва.

Хорошенькие негритянки.

Каяк и яхты – любимое развлечение многих французов. Мы тоже это дело любим.

Приятно удивляет каждый раз то, как люди старшего поколения умеют радоваться жизни и наслаждаться ей… Вступив в соответствующее сообщество, можно недорого кататься на яхте. Эти суровые морские волки приплыли неожиданно и были не прочь поболтать.

Поезд. Откуда-то и куда-то…

Черешня во Франции вкусная. И её никто не собирает. Цивилизованные слишком, ту же черешню покупают в магазине по 4 евро. Не собирает никто, кроме приезжих и иммигрантов, которые данным обстоятельством пользуются с удовольствием.

Брокант – рынок, время от времени имеющий место почти в каждом городке. Иногда здесь можно купить вещи ценные и даже антикварные по грошовым ценам. Впрочем, в большинстве случаев народ продаёт всякую мелочь. Главное для большинства этих продавцов – не заработать денег, а получить удовольствие от процесса, что и видно по их лицам.

Горгулья на соборе в Реймсе – том самом, где короновался дофин французский, возведённый на престол Жанной. Реймс – город красивый, но немного безхарактерный по сравнению с другими древними местами. Как и у всякого города здесь, у него своя история. Когда-то его населяли галльские племена ремов, которые римских завоевателей благоразумно решили не воевать, а любить и жаловать. Как следствие, Реймс не был разрушен в отличие от многих других галльских поселений, зато приобрёл статус регионального центра. Впрочем, сейчас это просто не слишком большой город, окружённый большим количеством коммун.

Собор – одна из немногих древних построек, оставшихся в Реймсе.

Город практически целиком современный, и невысокие новостройки гармонично в старый центр переходят. Здесь мы даже нашли чайную, где можно было выбрать себе понравившиеся сорта, выпить чая в позитивной атмосфере гурманов-эстетов… Словом, как в Питере, где чайная культура развита очень сильно.

Вообще, чайной и кофейной культуры во Франции практически нет. Здесь невозможно найти джезву для заваривания кофе! В кофейных магазинах одни машины… Пожалуй, внедрение здесь этой культуры – неплохая бизнес-идея, хоть и связана с несомненными трудностями, связанными с французским консерватизмом и даже, я бы сказал, некоторой законсервированностью внутри своего мироощущения.

Неприятие других культур играет здесь двоякую роль – с одной стороны, мешает нововведениям и создаёт тот самый стереотип горделивых французов, не утруждающих себя даже выучиванием английского языка. С другой стороны, закрытость не дает испортить культуру и язык многочисленными последствиями глобализации. В целом, она явление неплохое, но побочные эффекты, как водится… Впрочем, многие американизмы всё равно проникают в речь и поведение французов, однако, будучи переделанные на французский манер, вызывают порывы умиления. Чего стоит одно “кууль”, мягкое и с французским прононсом, переделанное из американского “cool” и ставшее частью современного языка. Звучит очаровательно.

Велосипеды в Европе повсюду. Обычное средство передвижения. Таким его воспринимают и водители, и пешеходы. Это реально здорово!

Впрочем, когда есть велосипедные дорожки и не нужно уворачиваться от летящих мимо «вёдер» с кавказскими мачо за рулём, велик – действительно лучший траспорт в городе. Причем используют его люди любого возраста. Пожилые и очень пожилые люди на велосипедах, яхтах, в пеших походах в горах, все из себя активные и жизнерадостные… Здорово! Можно только по-белому позавидовать и надеяться, что у нас будет так же.

Бретань! Наша любимая область Франции. Местные кельты ужасно независимы. Язык, правда, свой они в большинстве своем уже не знают – его носителями остались только лингвисты и энтузисты, которых немного. Зато кое-какие законы Бретань от остальной Франции отличают разительно, я бы даже сказал, очень материально – в первую очередь отсутствие платных дорог, связанное с каким-то замшелым решением местного правителя о том, что платных дорог здесь не будет. Появление автомобилей и автострад это решение не изменило, и это единственная область во Франции, где дороги такие же хорошие, как и везде, но при этом бесплатные.

Люди здесь выглядят иначе – они носители совсем иного генофонда. Кельты, когда-то пришедшие из Великобритании и завоевавшие этот край, населенный галлами. Жены побежденных галлов, перейдя по наследству к завоевателям согласно суровым обычаям того времени, стали матерями новой бретонской нации.

Я сказал бы, что это – страна разбивания национальных стереотипов. О жадных французов, об исключительности русского госприимства, об отсутствии близких отношений между людьми и «дежурных» улыбках… Всё не так, как это всегда бывает со стереотипами.

Бескорыстно помогали нам не раз, и не только во Франции, но и в остальной Европе. Причем даже люди, за свою работу обязанные деньги брать, вроде механика на автосервисе. Вообще, такой культ денег, как на родине, я нигде в мире больше не встречал.

Госпеприимство – удел не конкретной нации, а просто всех хороших людей. Конечно, есть национальные традиции – скажем, на востоке гостя, пока он с хозяевами на пообедает, за порог не пустят. А у народов крайнего севера обязательно надо выпить стаканчик оленьего жира, а то что за гость такой! Здесь, конечно, нет обязательных ритуалов, свойственных традиционным обществам, есть просто гостеприимство и обычное человеческое общение. В общем, все русские пьют водку и пляшут под балалайку, все французы лакомятся бедными лягушками, начиная с лапок, а в Лондоне круглый год идёт дождь… Всё как обычно.

Что же касается отношений между людьми, то они и впрямь несколько другие. Столь же открытые и доверительные между близкими, как и у нас, но более отдалённые между приятелями – традиции спонтанного «открытия души» здесь нет, и отношения между людьми зачастую более регламентированы.

Забавная вещь – целуются (я бы даже сказал ужасное слово: лобызают друг друга) французы в обе щеки, причем зачастую это делают друг с другом мужчины, что, впрочем, вполне принято и у нас на Кавказе.

Однако, Кавказ Кавказом, а мне лично побороть стереотипичность мышления в этот раз не удалось. Ограничились пожатием рук :-)

Le Mont Saint Michel – Холм Святого Михаила, старинный замок, стоящий на острове, который бывает островом только некоторое время в году. Тогда, когда прибывает вода в море здесь, на северо-западном побережье Франции, на пороге Атлантического океана. Построенный монахами, он перенёс множество осад и штурмов, был важной военной крепостью и сохранил свой облик… но, конечно, не свой дух военной крепости.

Туристы – немаловажная, но такая шумная статья французских доходов! Да, если бы не было этого духа потребления в самых красивых городах страны, если бы не было толп праздношатающихся туристов, не было бы и денег на восстановление этих городов в их первозданном виде, но всю ту красоту, что встречает тебя и заставлять забыть о том, в каком ты времени живёшь… Но все-таки толпы галдящих (не знаю почему, но они всегда громко разговаривают…) туристов … Противоречие сие велико и, вероятно, неразрешимо, так что остается только избегать туристических мест или ездить в низкий сезон.

Бретонские домики от, скажем, нормандских отличаются очень сильно, и спутать их ни при каких обстоятельствах нельзя. Эти черные крыши и темная кирпичная кладка – это Бретань. При этом, юридически Мон-Сан-Мишель относится к Нормандии, по поводу чего бретонцы очень негодуют и что обыгрываются в многочисленных анекдотах и картинках.

Что французы едят слишком много булок – это правда. На вечеринки каждый приносит багет. Если народу много, то количество багетов принимает угрожающие размеры. А вместо с сыром и вином получается чертовски французский обед.

Должен же этот хлеб где-то расти. И он растет, прямо возле дома, причем на закате это очень живописно.

В него так и хочется упасть.

Красивая земля вокруг.

Нант. Большой город по дороге на океанское побережье.

На замке развевается бретонский флаг. Нант – бывшая столица Бретани, где жили бретонские герцоги, но теперь он в Бретань не входит, хотя очень хочет это сделать. Однако ж, корней своих город не забыл и, судя по обилию знамён и брошюр на бретонском языке, очень этим гордится.

Автобусная остановка. Не всё ж замки фотографировать.

Красивый дизайн, но странное для русского слуха имечко.

Впрочем, эта фамилия тоже ничего – аж целая страна в имени.

Раз уж речь зашла про имена – в городе Лилле мы жили на улице имени весьма известной личности Жан-Жака Руссо. По интересной случайности, так же, как философа, зовут отца нашей бретонской подруги. Не знак ли это свыше, что пора детальнее ознакомиться с трудами этого достойного мужа?

А вот и Атлантический океан в городе Транш-сюр-Мэр.

Во Франции нам везло на котов. Они были весьма разнообразны, но все любили поесть.

Теперь, после этого сумасшедшего, местами тяжелого, но всегда захватывающего и безумно красивого путешествия, Франция представляется страной, куда не хочется поехать, но где хочется пожить. Здесь, на корабле посреди безбержного моря, по дороге домой, я скучаю по музыке языка, по душе и атмосфере этой страны, прекрасной, как и многие другие страны на нашей планете, но прекрасной очень по-своему, по-французски.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>