Стамбул, Турция. Старое, новое и кошки.

Разрезать гранат – непростая работа. Особенно для маленького мальчика. А ведь затем его нужно ещё выжать, изо всех сил надавливая на рукоятку гранатовыжималки. Но турки – народ в целом трудолюбивый, и дети быстро начинают помогать своим родителям. Впрочем, мальчик это всё равно провозился слишком долго, и (хотя мы смотрели на его работу как завороженные и были готовы подождать ещё – грех не полюбоваться на чужую-то работу) его отец отобрал у него инструмент и быстро закончил с соком. Сок был вкусный.

Да… Мужчины, неторопливо беседующие в тени дерева или за столиком; неизменные партии в нарды и маленькие чашечки с варёным турецким чаем, стоящие на круглых уличных столиках. Этот образ всегда ассоциировалось у меня с востоком, и в Стамбуле он воплощается в реальность на каждом шагу.

Турки – собственно, далеко не все турки. Я не слишком хорошо разбираюсь в национальностях, составляющих Турцию, но даже беглого взгляда хватает, чтобы понять: их тут полно. От белокурых светлокожих девушек (многие турчанки довольно-таки симпатичны – видимо, сказывается положительное влияние смешения генов) до явно арабской крови в жилах суровых тёмных мужчин. Ну, и наоборот, соответственно. Были случаи, когда я так и ожидал какого-нибудь “гутен таг”: ну не может турок выглядеть как статный викинг с мамой-гренландкой и папой-исландцем. А ведь нет, всё-таки может. Этим Стамбул и покоряет: разнообразием. Запад, Восток, люди, кошки… Кстати, о кошках разговор отдельный.

Вспоминается история из Бодрума, куда мы поехали после (и перед) Стамбулом. На базаре, продавая мне овощи, рыжеволосый веснушчатый мужчина гордо заявил (хотя я ничего не спрашивал): Ай эм Кёрдиш, ноу Тёркиш!
Курдов здесь очень много. Этот древний арийский ираноязычный народ живёт сейчас в Египте и Курдистане, который поделен между Турцией и еще несколькими странами. Местные их не особенно любят, и курды в основном отвечают тем же.
Впрочем, здесь так же много и ассирийцев – когда я узнал об этом, у меня глаза полезли на лоб. Ассирийцы! Прямые потоки тех самых, которые построили Ниневию, которые основали одну из древнейших империй на земле в 24-м веке до нашей эры! С ума сойти, вообще.

Про котов Стамбула уже написано настолько много, что добавить практически нечего. Кемаль Мустафа Ататюрк, чьи патетичного вида статуи стоят повсюду наподобие монументов Ленину в кепке на постсоветском пространстве (правда, в отличие от Ленина, Ататюрк провёл действительно полезные реформы), любил кошек, и турки любят их вслед за своим лидером – так говорит молва. Кошек подкармливают и вообще относятся к ним как к старым соседям – без особой сентиментальности, но душевно. Дважды мы становились свидетелями того, как турок тащит за шкирку забредшего не туда котёнка, сажает его где-нибудь на углу, подальше от своей двери, затем идёт обратно и вскоре притаскивает котёнку миску еды.

Стамбул, он же Константинополь (аж до 1930-го года), он же Византий, он же безымянные неолитические поселения, а затем маленькие греческие колонии. На этом месте кто-то жил всегда, и нетрудно понять почему. Босфор и Дарданеллы, или просто “Каналы”, как их именовали греки времён походов Александра Великого – два источника богатства и могущества. Мост между Европой и Азией, средоточие торговых путей, плодородная жирная почва, прекрасный морской климат… Синяя-синяя гладь трёх морей, ласковое солнце, раскиданные тут и там острова. Можно легко представить, как здесь рождалась цивилизация. Посади дерево – оно вырастет само, а ты тем временем можешь написать пару книг, слепить несколько статуй и подумать о вечном.

В апреле в Турции был фестиваль тюльпанов. Собственно, тульпан – один из символов этой страны. А в апреле как раз пора цветения… И половина Стамбула просто утопала в тюльпанах, из тюльпанов были сделаны целые узоры и ковры на земле, тюльпаны издавали дурманящий запах и раскрашивали весь город в яркие жёлто-красные оттенки.

Самыми запоминающимися образами Стамбула для меня были улочки вокруг башни Галаты, а также путешествие на азиатскую сторону. Туда можно попасть на пароме, или же проехав через мост, соединяющий две части света. “Welcome to Asia” – гласит скромная надпись на азиатской стороне, и, как по волшебству, всё сразу меняется.

Да, конечно, общие моменты есть и тут и там – всё-таки и то и другое Стамбул. Но европейская сторона – основная, там сосредоточены туристические достопримечательности, византийские древности, магазины и деловая жизнь города. На азиатской стороне – тихо. В маленьких кафе перестают понимать английский, зато с радостью реагируют на наши скромные познания турецкого. Салеп прекрасен, кофе тоже очень хорош, а в магазине продают превосходный каймак, политый мёдом.

Район Галаты – один из наших любимых. Особенно вечером, когда узкие улицы уютно подсвечиваются огнями, шаги по булыжной мостовой начинают звучать особенно гулко, а кошки серыми тенями скользят вдоль домов.

Но вообще говоря, мне очень понравилось именно то, что Стамбул – город живой. У него есть свои недостатки, он кое-где шумный и кое-где грязный, люди в этом городе очень разные, а знаменитые стамбульские трамваи в час-пик набиты под завязку. Он – не законсервированный в своей древности, не город-музей. Как раз наоборот. Современность переплетается со стариной, и таким образом эта старина продолжает жить, а не существует в рафинированном и замаринованном виде исключительно для туристов.

Цыгане – одни из наиболее колоритных жителей Стамбула. Они наглые, бессовестные, и в том же время обаятельные. И, конечно, красивые. Цыгане – вообще красивая нация. Дети клянчут деньги, и если зазеваешься – турецких лир как не бывало. Они шумно ссорятся и могут при этом стоять прямо на проезжей части, игнорируя гудки и бешено несущиеся автомобили (турки вообще водят, мягко говоря, неаккуратно). Маленькая цыганская девочка сидели прямо на знаменитой пешеходной улице Истикляль, прямо на земле, стремительный и бурный поток людей обходил её, норовя вот-вот раздавить, но я уверен, что это не доставляло ей никаких хлопот.

Иногда, в некоторых районах, город кажется тем, чем он и является – огромным мегаполисом, даже слишком большим и чересчур современным. Впрочем, так оно и есть. Несмотря на то, что нынешний турецкий президент вроде как достаточно консервативен, вряд ли Стамбул уже когда-либо потеряет свою толерантность, либеральность и разнообразие. Здесь можно встретить как женщин, закутанных с ног до головы в черные одежды, так и современных девушек в коротких юбках. А типично западный образ жизни у соседа из квартиры “а” ничуть не противоречит традиционной семьи и пятничному намазу соседа из квартиры “бэ”. В этом смысле Стамбул – настоящий мегаполис. Вряд ли сочетание таких противоположностей можно объяснить взаимной любовью, но терпимостью друг к другу – точно.

Я обожаю древности, которых в этом городе полно. А ещё я очень люблю вещи вроде вот этой. За фантазию и полёт воображения. Указатель на разные города мира… В том числе, например, на Вавилон, расстояние до которого написано римскими цифрами, а фон его указателя – коричневый. Этим цветом в Турции обозначают археологические и исторические памятники. В общем, чтобы дойти до Вавилона, нужно двигаться в указанном направлении не только в пространстве, но и во времени. Где бы ещё найти такой четырехмерный поезд…

Древнеримская колонна.

В Босфоре огромное количество медуз. Особенно их привлекают скопления органического мусора, брошенный в воду хлеб, объедки. Они скапливаются там такими стадами, что издалека можно подумать, будто это море вдруг побелело..

На этом пароме можно переправиться из Европы в Азию и обратно за сорок минут.

Прелести южной природы.

Девичья башня посреди канала Босфор.

Эмоции и впечатления.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>