Тибетская академия искусств Норбулингка

Институт Норбулинка был основан правительством Тибета в изгнании в 1988 году. Тибетский государственный аппарат, навязчиво смещенный китайцами в середине 20-го века, переместился в Индию, в ее горные северные районы, близкие к территории Тибета в составе Китая. У них есть даже департамент религии и культуры (тоже в изгнании), который и основал Норбулинку.

Сказать по правде, это очень красивое место. Оно не слишком вписывается в окружающую его Индию. Такое же цветастое и яркое, оно, тем не менее, неуловимо отличается. В том числе тишиной.

Вот в таком живописном месте, на подступах к высоченным Гималаям, и находится институт.

Сама территория Норбулинки состоит из пары десятков зданий и ухоженных дорожек, садов и прудов между ними. В каждом из этих зданий сидят люди, которые занимаются традиционным тибетским ремеслом или искусством. Туристы могут без помех заходить в любые здания и наблюдать за работой мастеров, фотографировать и даже разговаривать с ними, если те не слишком заняты.

Есть тут даже отель. Пожить недельку на территории академии тибетских искусств! С таким невероятным соседством даже у меня бы, пожалуй, появились творческие способности. Время тут никуда не спешит, и в то же время все всегда заняты свои делом, праздности тоже не встретишь.

Леса бамбука я до этого видел только в кино и на картинах. Когда бамбук вырастает, он становится весьма толстым и прочтым, как дерево. В одной книге про крутых китайских ушуистов было описано, как местный силач разрывает бамбук голыми руками. Не ломает, а именно рвет на две части. Только теперь я понял, насколько это невероятный подвиг: бамбук совершенно не рвется.

Милые маленькие детали этого места. А еще там установлен молитвенный барабан, который крутится под напором воды в речке, толкающей нехитрый ворот. Своего рода круглосуточная эко-гидро-молитва.

Мастеров здесь много, и направлений искусства тоже. Роспись по дереву, резьба по дереву, живопись маслом на холсте…

Здесь довольно прохладно – все-таки горы. Поэтому мастера сидят, одетые в куртки и кофты. Сюжеты картин они не придумывают. Поскольку живопись – традиционная религиозная, то все сюжеты уже давно созданы. Живописцы просто перерисовывают сложнейшие буддийские канонические картины, но при этом так, чтобы копия была неотличима от оригинала. Именно этого считается верхом мастерства в любом традиционном ремесле. Да и вообще в любой традиции. Хочешь сделать хорошо – сделай так, как делал твой прадед, и не придумывай велосипед. Будда не оценит. На самом деле, выглядит это просто волшебно.

Деталей у каждой картины невероятное множество. Чтобы изобразить этих Будд, святых и подвижников, Авалокитешвару, Гаутаму и прочих, требуется от двух недель до года, в зависимости от размера картины. Краски делаются из таких материалов, как минералы, овощи, золото. На черный день можно и натуральной краской закусить. Между прочим, буддийские божества могут быть не только белыми, но также зелеными или синими. Если они вдруг такие цветные, то, чтобы не рисовать их цвет кожи, обычно берут сразу полотно соответствующего цвета, уже закрашенное После чего пишут все остальные детали. Так что само божество – это незакрашенный кусок исходного полотна.

Этот художник проговорил с нами довольно долго. Он приехал 12 лет назад откуда-то из горных районов Индии, совсем близко к тибетской границе, специально для того, чтобы учиться и затем работать в Норбулинке. Обучение длится 4 года. Затем еще 2 года студенты практикуются и помогают практикующим мастерам. После этого они могут работать самостоятельно – как правило, на заказ или для последующей продажи в магазине института.

Живописные лесенки и дворики.

Буддийский храм на территории института.

Гималаи здесь стоят настоящей стеной до самого неба, которая кажется совершенно неприступной и непреодолимой.

Слова песенки про свободный тикет. Бумажка висела на колонне в зале художников. Мне она показалась трогательной. Представляется круг тибетцев, которую поют, взявшись за руки и раскачиваясь (примерно как чернокожие баптисты в американском кино), “Китайцы, вам должно быть стыдно, освободите Тибет, иа-иа-ооо!”

Швейная мастерская.

Вот так прядутся ткани. Или, во всяком случае, так их пряли в прошлом. Здесь все как раньше. Разве что гудит электрический (но тоже древний) скацкий станок в соседней комнате. Выглядят эти нити впечатляюще, словно логово огромного паука. Или некая модель всемирной сети (интернет? теория заговоров с главными кукловодами в центре? нити жизни, которые прядут Норны для каждого человека?). Я старался не задеть ни одной из них, чтобы не спутать всю конструкцию, потому что убегать оттуда было бы неудобно, да и бежать пришлось бы далеко.

Норбулинка – одно из моих наиболее позитивных впечатлений об Индии. Может быть, еще и потому, что это никакая не Индия, а Тибет в миниатюре. Причем Тибет улучшенный, отбеленный, квинтэссенция всей его культуры, ее самых лучших воплощений и носителей. Никогда еще я не видел такой концентрации мастеров искусств и ремесел – спокойных, сосредоточнных. Кажется, даже счастливых.

Меня особенно поразила женщина, прядущая нити (или что она с ними делала?) на ручном станке. Она брала нити, пальцами нанизывала их на какие-то кольца-держалки, распределяла, брала следующие… Я совершенно уверен, что все это уже лет пятьдесят делают машины. Человек не должен тратить свою жизнь на подобный рутинный, ненужный, тяжелый труд.
А потом я подумал и понял, что для нее это, пожалуй, суть жизни и медитация, причина просыпаться каждое утро и дзен, который освобождает. И дело не в интересности или неинтересности работы, а в том, в каком состояние она тебя погружает, что дает духу. И глубоко задумался, прежде чем выносить следующие суждения.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>