Рускеала, Карелия.

Вышел Вяйнемейнен на серебряный пригорок, на золотую поляну, сел на высокий камень и тронул струны своими легкими пальцами.
Весело зазвенело в ответ ему кантеле, как чистый родник, вырвались на волю песни.

Проснулся волк в болоте.
Из лесу вышла рысь.
Длинноногий лось выбежал из рощи.
С ветки на ветку, с дерева на дерево весело запрыгала белка.

И все спешат в одну сторону – туда, где играет на кантеле старый, мудрый Вяйнемейнен.

Даже краса лесов – медведь вылез из берлоги. Позже всех пришел косолапый. Видит – со всех сторон обступили звери вещего песнопевца. Подобрали острые когти, спрятали грозные клыки, сидят, слушают Вяйнемейнена.

Не знает медведь, куда бы ему приткнуться. Стал он у забора – повалил забор. Прислонился к воротам – сломал ворота. Тогда взобрался медведь-медовая лапа на елку, обхватил лапами ствол и замер, слушая песни старого, мудрого Вяйнемейнена.

Республика Карелия. К северу от Петербурга. Земля, где почти все названия – финские, во всех обозримых направлениях высятся хвойные леса и отвесные скалы, а воздух – спокоен и свеж. Хотя от финнов и шведов тут не осталось почти ничего, кроме названий, только кое-где дома старой шведской постройки или развалины финских усадьб, сама атмосфера здесь особенная. И даже деревни, которые еще шестьдесят лет назад заселили приезжими со всем концов тогдашнего Союза, не похожи ни на что в других уголках страны. Молчаливая северная природа накладывает на всё отпечаток, и близость Скандинавии витает в воздухе.

Сортавала. Один из районных центров, крупный город Карелии. Целых 18 тысяч человек. Тронутая первым дыханием осени природа, низенькие городские здания и синяя гладь воды. Провинциальные города к северу от Питера – весьма аккуратные и неторопливые, дороги достаточно хорошие (хотя еще пару лет назад их там было куда меньше), и в целом здесь тихо и спокойно.

Вынесенная в парк сцена, где, должно быть, всё ещё иногда проходят какие-то представления или концерты. Перед сценой тренируются на досках подростки. Время от времени то туда, то обратно пробегал один и тот же бегун, создавая ощущение зацикленности происходящего.

Бесконечные железные дороги.

Сам город Сортавала.

Мраморный карьер, в котором добывали мрамор еще с 18-го века. Мрамор оттуда использован в самых красивых зданиях Петербурга и пригородов, и даже в метро. Во время войны финны затопили этот карьер, и теперь он превратился в Мраморный каньон. Вода такая прозрачная, что, кажется, глубина совсем небольшая, хотя на самом деле там несколько десятков метров. Получилось обрамленное отвесными белыми скалами озеро.

От добычи мрамора осталась сложная система штолен. Некоторые из них вряд ли когда-то будут раскопаны, но кое-что выставлено для туристов. Вот так видели мир люди, работающие на добыче камня.

А это, похоже, устройство для приведения в действие взрывчатки, заложенной в каменных недрах. Прямо как в мультиках.

Каменный парк. Мраморный пол, мраморные стены. Сколы в камне пестрят прожилками и узорами.

Практически как в знаменитом фильме – и на камнях растут деревья…

Начало карельской осени.

Вид из грота – одной из нескольких пещер в стенах старого карьера.

Недалеко от карьера, в районе Рускеальских водопадов. Их сторожат вот такие духи лесов.

Небольшой водопад и дом у обрыва, почти по Шефнеру :-) В окружении природы, среди которой хочется оставаться.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>